я захожу в комнату ступая по возможности по одной линии
какао плещется в чашке застывший слой его морщится как змеиная кожа
реальности вдруг начинают кружиться
я хватаюсь за спинку кровати
за локоть своего бога
и не могу понять что за книга лежит на смятой подушке открытая
борхес на секунду оборачивается бродским
(в это мгновенье форзац становится менее броским)
в междустрочиях бродского проступают мои собственные стихи
переведенные отчего-то на шведский и весьма складно

это последнее что я успеваю заметить все же обрушиваясь в темноту
какао выплескивается из чашки змеиная кожа накладывается на мою
и я обретаю редкую для млекопитающих хладнокровность

разговаривая с подругами я при случае замечаю
что перекидываться змеею ничуть не страшно
вряд ли они мне верят

@темы: изнаночные петли